25

Следить нельзя доверить

Иллюстратор:Lilit Sarkisian
Владимир Николаевич – подполковник одной из украинских спецслужб в отставке. Ему далеко за 60, и как большинство коллег в погонах, после завершения службы в органах он занялся частным сыском. Звучит, конечно, по-книжному романтично – «частный детектив»!

Владимир Николаевич – подполковник одной из украинских спецслужб в отставке. Ему далеко за 60, и как большинство коллег в погонах, после завершения службы в органах он занялся частным сыском.

Звучит, конечно, по-книжному романтично – «частный детектив»! Ух, как горят глаза у молодых оперов, когда они, еще зеленые и неоперившиеся, приходят на службу, в мечтах представляя себя если не Ниро Вульфом, то уж точно детективом Дубровским. Смешной сериал, наивный… Кто их только консультирует, этих киношников?

Детектив на пасеке

После 20 с лишним лет работы в органах вопрос, чем заниматься на пенсии, даже не стоял. Я… купил пасеку. Но сыск, конечно, не оставил. Можно сказать, мое хобби процветает благодаря тому, что я продолжаю работать по специальности. Невозможно просто взять и вычеркнуть то, чем жил и дышал всю сознательную жизнь. Пожалуй, в фильмах не врут только об одном – сыскари обожают свою работу до умопомрачения. Вполне логично, что выйдя на пенсию или уйдя в запас, многие продолжают заниматься тем, на чем съели собаку. Опыт – есть, контакты и связи – наработаны, востребованность – имеется. И нет никакого начальства, сковывающих по рукам и ногам планов и бумажной рутины – того, что не давало дышать полной грудью и, чего уж там, сильно приземляло все профессиональные порывы.

Cегодня детективных бюро, контор, агентств и прочих подобных сыскных институций столько, что впору говорить словами Ильфа и Петрова: «В городе N было так много парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть». Вот и я, глядя на растущие как грибы после дождя сайты моих бывших коллег, думаю: неужели люди рождаются затем, чтобы следить за неверными половинками, нерадивыми отпрысками, пропавшими собачками, ну, или как высший пилотаж – промышленными конкурентами?

Миссия выполнима

По-настоящему глубоководная «рыба» в интернете не плавает и агентства не создает. Имена таких спецов передаются из рук в руки – им нет нужды рекламировать свои услуги посредством каких бы то ни было носителей. Специализируются они обычно на одной нише – и понятно, что это отнюдь не слежка за подгулявшими супругами.

Кстати, семейные адюльтеры – наиболее частный и востребованный запрос от наших клиентов. Откройте сайт любого детективного агентства или бюро. Их предложения достаточно широки – от услуг физическим лицам до комплексного обслуживания бизнес-организаций и предприятий. Но везде номером 1 идет супружеская неверность. Номер 2 – розыск пропавших людей. Далее – проверка детей, помещений на предмет прослушивания. Такая тенденция в полной мере отображает менталитет общества. Проще говоря, у кого что болит.

44

Был в моей карьере период, когда приходилось уличать граждан в наставлении ветвистых украшений, а один раз даже искать собаку. Это было начало 90-х. Днем я был офицером государственной спецслужбы, а вечером превращался в шпиона. Конечно, я нарушал закон. Но пусть в меня первым бросит камень тот, кто никогда его не нарушал. Обратился ко мне знакомый с просьбой – у него украли щенка какой-то жутко модной породы. Прибежал чуть ли не в слезах: «Николаич, я за эту собаку такие деньги выложил, и дети воют!» Собака нашлась быстро, а через несколько дней позвонил и говорит: «Слушай, Николаич, тут у одного приятеля жена загуляла, нужны доказательства». Нужны – сделаем. Сделали. Затем обратились люди с подозрением, что у их чада не все благополучно в плане запретных удовольствий. К сожалению, так и оказалось, но благодаря этому случаю удалось выйти на один серьезный наркопритон и ликвидировать целую шайку мразей. Разумеется, это была не аматорская деятельность – наводка была передана в соответствующие официальные инстанции.

Цена вопроса

Денег за свою «шпионскую» работу я не брал. Часто вспоминаю те времена и понимаю, что в чем-то робингудничал – по порыву души, из какого-то детективного романтизма. Сейчас это кажется странным. Ведь нормально, когда ты занимаешься любимым делом и получаешь за это деньги. К вопросу о доходах. Трудно вывести среднюю цифру, так как фиксированных прайсов у детективов, как правило, не бывает. Все индивидуально. Цена услуг зависит от направленности и сложности заказа, квалификации специалиста, количества задействованных в расследовании лиц, текущих затрат. Кто-то ест красную икру, кто-то черную, а кто-то черную с трюфелями и уикенды проводит в Париже.

Конечная цель зависит от того, насколько ты готов двигаться и развиваться. Тогда я мало об этом задумывался, но осознавал, что следить за тем, как люди наставляют друг другу рога, совершенно неинтересно. Более того, после энного раза у меня появилась стойкая изжога на подобные заказы. Ощущение, как будто ты вывозился в чем-то липком и противном. Вроде и не такое видел за годы службы, но именно это вызывало стойкое неприятие. Справедливости ради скажу, что не всегда подозрение оказывалось истиной.

112

Клиент не всегда не прав

Один такой случай никогда не забуду. У меня был стандартный заказ: получить фото- и видео-доказательство супружеской измены. Клиент – очень состоятельный бизнесмен, чья жена пошла «налево» с молодым человеком намного младше себя. Эта пара потрясла меня с первого же взгляда, и я не мог понять, в чем дело. Женщина смотрела на своего спутника каким-то молитвенным взглядом. Узнав данные «любовника», я оторопел. Этот парень оказался сыном женщины, которого она родила в юности и оставила в роддоме. Муж ничего не знал.

Скажу больше: один мой коллега вел наружку за дамой. Вел, вел, пока не влюбился в нее. Признался в любви – ему ответили взаимностью. Разговор коллеги с мужем дамы был суровый, и не только разговор. За свою страсть парень поплатился карьерой – ревнивец вычислил, кто увел у него супругу. Прошли годы, коллега и его бывшая «поднадзорная» (которая тоже, кстати, оказалась «чистой») очень счастливы, у них растут дети. Он получил лицензию частного детектива, успешно практикует. А выбор был – любовь или закон.

Риск стоит свеч

Нарушить закон для детектива – табу. Но, тем не менее, нарушают. Если не все, то многие. Если не прямо, то косвенно. Невозможно в нашей стране и с нашим абсурдным законодательством всегда следовать букве закона. Это знают все. Только говорить об этом не принято – моветон, нарушение профессиональной этики. Любой детектив имеет доступ к официальным базам данных – у всех есть нужные связи и «кнопки». Любой может использовать запрещенные технические средств негласного получения информации. Другой вопрос – оправданность риска. В большинстве случаев в частной детективной деятельности подобный риск бессмысленен, разве что клиенту позарез нужны факты, добыть которые можно только пойдя на нарушения – например, проникнуть в жилище наблюдаемого объекта. Или круче – получить стратегические разработки интеллектуальной собственности промышленного конкурента. Приведу примитивный пример для наглядности. Концерн Coca-Cola. Бизнес-гигант с миллиардными оборотами. Весь мир пьет эту дрянь, сходит с ума и знает – нет напитка круче. Весь секрет – в составе концентрата. В наше время с развитыми технологиями заполучить рецепт этого порошка, казалось, проще простого. Но все попытки разгадать «тайну» кока-колы по сегодняшний день не привели к успеху. Потому что там работают лучшие в мире специалисты в области конкурентной разведки. Конкурентная разведка – высший пилотаж в нашем деле и совершенно новое поле деятельности для отечественных специалистов.

34

Вне закона

Казалось, геополитическая, экономическая и социальная обстановка мощно способствует расширению кадровой политики в нашей сфере. Тем более что в классификации видов экономической деятельности (КВЭД) такая профессия как «частный детектив» обозначена еще с 2007 года. Но в Украине нет закона о детективной деятельности. Зато есть «Закон Украины об оперативно-розыскной деятельности», в котором черным по белому зафиксировано, что оперативно-розыскной деятельностью могут заниматься исключительно подразделения государственных правоохранительных органов (приведен строгий их перечень). Вот и балансируют отечественные «шерлоки холмсы» на тонкой грани. Она тонка всегда, но особо хрупкой становится, когда вопрос касается наиболее уязвимой категории – пропавших людей и особенно детей.

Проруха

Один из самых сокрушительных ударов я получил именно благодаря ребенку. Своему собственному. Дочери было 17 лет. Она оканчивала школу, шла на медаль. Я был в процессе крупного расследования для одной транснациональной компании. Вечерами за ужином мы болтали обо всем, я любовался ею, какая она умница и красавица и не сразу осознал, что ее вопросы ко мне носят очень конкретный характер – относительно моей работы, а на мои вопросы она отвечает довольно расплывчато. «Расследование» продлилось всего день, и я узнал, что моя дочь влюблена, ей сделали предложение и вместо учебы она планирует семейную жизнь. Договорились, что это можно совмещать очень успешно. Ее жених был хорош собой, одет с иголочки, умен, образован, остроумен, с хорошим автомобилем, но старше ее на целых 18 лет. Цеплял только один нюанс. Но ради счастья дочки я закрыл на это глаза. К счастью, сработал профессиональный инстинкт. Будущий «зять» оказался таким же, как я, «шпионом», работающим на конкурента той корпорации, с которой я сотрудничал. И на детектива бывает проруха.

Количетво просмотров: 1408