IMG_8973+

Максим Дёмин: «Через мою кухню прошло около 400 человек»

Фотограф:Юлия Никитина
Максим Дёмин рассказал, как готовит на своей кухне новое поколение барабанщиков.

Ударные темпы

Я начал заниматься барабанами в 7 лет: доставал карандаши и стучал по кастрюлям. В моей семье музыкантов не было, я первый. В 16 начал играть рок, как и все: ничего не умея, но считая себя суперзвездой – тогда на больших киевских и украинских площадках мы собирали толпы людей. Когда мне исполнилось 18, я пошел учиться к Михаилу Витальевичу Мачулину – это преподаватель института Глиэра. Примерно тогда я осознал, что умею совсем мало, хотя построил музыкальную карьеру и уже успел поиграть по всему миру.

Я все время хотел учиться и быть поближе к Америке, потому что там был придуман инструмент, там же находятся все знания о нем. В 2004-м получил контракт и поехал в Канаду работать музыкантом, тогда и пришел к выводу, что, оказывается, вообще ничего не умею, поэтому начал учиться у Дома Фамуларо. Доминик Фамуларо – мастер игры на барабанах мирового уровня. Его называют послом барабанов в мире. На сегодняшний день я занимаюсь у него около 6 лет, и это полностью изменило меня, способ моего мышления, видения музыки. Чем больше учусь, тем больше мне кажется, что я ничего не знаю.

IMG_4569+

Игра с волками

Я жил в Канаде, а Дом давал уроки в Нью-Йорке. Вначале дорога на занятия занимала семь часов, но после первого штрафа за превышение скорости – 13, и так три раза в месяц в течение трех лет. Поездка туда и обратно – это 26 часов, плюс урок. Еще надо было поспать, иначе назад не доедешь.

Жил я на севере от Ванкувера. Это место называлось Маккензи, и до ближайшего города было два часа езды. Там жили люди, которые работали на деревообработке. Естественно, если у тебя на заднем дворе лес, то там живут медведи, а значит – у тебя должны быть волки, чтоб медведи к тебе не приближались, поэтому у нас жили волки. Звучит страшно, но на самом деле волк – не такое уж опасное животное. Они опасны только если слышат кровь или ты прикасаешься к их еде. Тогда у них включается инстинкт. Канадские волки огромные.

Бессонная жизнь

В Канаде был самый трудный и самый интересный период в моей жизни. Мне нужно было заработать на поездки, на уроки. Приходилось по 12-14 часов в день работать и часов 10 заниматься. Времени не хватало, поэтому я потихонечку ушел от всего, чем занимался и стал преподавать. Музыканты, которые идут к своей цели, меньше 16 часов в день не занимаются. Получалось, что я работал и занимался 20 часов, а спал только два. Хорошо было!

IMG_8049_+ (1)

Если ты строишь карьеру и хочешь чего-то добиться, то придется смириться с испытаниями. К счастью, существует второе дыхание, 3-е, 4-е, 5-е… 12-е. Кажется, уже сил нет, падаешь, потом две минуты поспал – и готов бежать дальше. Дом Фамуларо говорил мне, что «или ты очень сильно хочешь этого, или ты псих». В моем случае, псих, конечно.

Но карьера – это карьера, а родина – это родина. Где ты себя ощущаешь комфортней, там ты и живешь. Мне здесь лучше, и поэтому я вернулся в Украину.

Вне зоны комфорта

Когда-то Дом Фамуларо, за неимением в барабанной школе Нью-Йорка собственного класса, проводил занятия в туалете. Я же сейчас занимаюсь с учениками на кухне. У меня 200 постоянных учеников и 50 – из других городов и стран, с ними провожу занятия по скайпу. Всего через мою кухню прошло около 400 человек.

У меня есть сертификат от Vic Firth (компании, занимающейся производством оборудования для барабанов), и он подтверждает, что я признан преподавателем. Еще один мне дал мой учитель, Дом Фамуларо, за вклад в искусство игры на ударной установке, за те техники, которые мне пришли в голову. Одна из них – это новое выполнение удара за спину. При нем существовала опасность разорвать связку в районе плеча, и многие барабанщики так получали травмы.

_DSC9464+

Техники, которые преподаю, я не придумывал, это было сделано задолго до меня – благодаря им родилась ударная установка. Я сделал, конечно, некоторые нововведения, но они не столь значительны. Я же взял технику из плаванья и это движение использовал в ударе, таким образом сделал его безопасным.

Занятия проходят каждый раз по-разному. Мы можем 40 минут сидеть, смотреть какие-то видео, и только 10% времени делать упражнения. В другой раз занимаемся материалом, не отвлекаясь ни на что. Я никогда не начинаю с первой страницы учебника. Мы можем сразу пойти на сороковую, сложную, и если это у них начнет хоть немного получаться, то легкое уже будут щелкать как семечки. Таким образом, ученики выходят за пределы своих возможностей. Каждое занятие записывается на видео, и вместе с домашним заданием ученик получает видео-демонстрацию собственных ошибок.

Самому молодому воспитаннику 11 месяцев. Это мой сын Дима, который ходить, барабанить и говорить начал одновременно. Он повторяет какие-то простые ритмы двумя руками, поет.

_DSC9453+

Ударотерапия

Музыка – это терапия, в первую очередь. В Америке принято считать, что ты музыкант, если выполняешь свою музыкальную функцию. И не важно, быстрее ты играешь на концерте или медленнее, и что именно ты играешь: ритм или маршевое соло. Функция музыки – расслаблять человека. Поэтому нет кого-то лучше, кого-то хуже. В Америке это преподают везде.

Но я все равно всегда чувствую разницу между собой и людьми, которые играют лучше меня: я же знаю, что они занимались на тысячи часов больше. Так что, есть ощущение, что я всегда в начале пути.

Количетво просмотров: 3934