Татьяна Яицкая, фестиваль на дне, фестиваль паники и истерики

Интервью с создательницей Фестиваля Паники и Истерики «На дне» – Татьяной Яицкой

Фотограф:Ирина Литвин
В конце февраля на странице Татьяны Яицкой в Facebook появился пост с предложением провести антикризисную вечеринку и поиронизировать на тему роста цен. В тот же день идея собрала тысячи поклонников и превратилась в Фестиваль Паники и Истерики «На дне». Мы поговорили с Татьяной о подготовке к фестивалю, а именно: о бутербродах с гречкой, стирке пакетов и психологическом принятии курса доллара.

Занимались ли Вы раньше организацией больших ивентов?

В течение 15 лет я работала в сфере медиа. В 22 года стала главным редактором журнала «Молоко», который делался за копейки «на энтузиазме». Последние три года занималась организацией съемок с очень небольшими бюджетами.

Такой серьезный ивент делаю впервые. Весь прошлый опыт очень пригодился для его организации. Кризис – это прекрасное время, чтобы чему-то научиться и себя реализовать. Сейчас нет денег, но есть время, почему бы не попробовать?

Я написала шуточный пост в Facebook о том, чтобы сделать вечеринку «на коленках» и покреативить на тему кризиса. Думала, скинемся понемножку и арендуем пространство на сто человек. Хотела, чтобы сами люди, заплатив за вход, окупили все: каждый может принести с собой банан или два кекса. Вдруг я наблюдаю, как это хоум-пати плавно превращается сначала в формат клубного мероприятия на 300 человек, потом на 500, на 1000. Когда в конце дня появилось 17000 человек, я поняла, что надо делать масштабный фестиваль. На следующий день мы уже начали подготовку.

Ваше название «На дне» как-то связано с Максимом Горьким?

Да, мы устроили спиритический сеанс и оговорили с ним авторские права на это название. На самом деле мы не закладывали отсылку к пьесе Горького. Но если набрать это название в Google, мы опережаем по популярности старика Максима!

Как организовать фестиваль в кризисное время? Ведь все равно приходится иметь дело с материальными вопросами.

В Facebook сейчас происходят целые баталии: все пытаются угадать, кто наш спонсор. Мы не платим зарплату никому, даже себе. Все начиналось с настроения «Эй, ухнем!» Когда поняли масштаб, стало немного страшно. Нужно организовать свет, звук, локацию. Все это обычно стоит достаточно больших денег. Но в ту же ночь, когда я объявила начало подготовки, у меня была обвалена личка. Все писали с предложениями о помощи: владельцы техники, локаций. Я предупреждала, что у нас нет денег, мне отвечали, что это не проблема. Люди просто загорелись идеей.

Что полезного кроме расслабления и психотерапии несет фестиваль?

Мы поделили фестиваль на три зоны: зона еды и хендмейда предлагает супербюджетные товары в диапазоне 3-20 гривен, например бутерброды с гречкой. Мне кажется, государство уже должно объявить гречку и соль национальным символом. Но если кто-то захочет почувствовать себя олигархом, может купить бургер за 50 гривен.

Вторая – зона благотворительности. Будем писать письма в государственные дома престарелых и собирать на их нужды. Третья зона – креатив, самая глобальная. Это фешн и арт, музыка, театр, семинары «Жизнь – боль», комната обнимашек, прачечная для пакетов.

То есть вы реально будете стирать пакеты? Это звучит как анекдот. Будет стоять тазик, мыло?

Мы действительно будем делать что-то подобное с пакетами. Пока не знаю точно, стирать, сушить или меняться.

А что касается музыкальной части – все будет так же шуточно?

К этому вопросу подходим серьезно, сцена и аппаратура будет не самодельная. Сейчас мы договариваемся с несколькими популярными в Украине группами, которые готовы поиграть на фестивале бесплатно. Еще я бы хотела видеть у нас звезд с акустической гитарой и шляпой для благотворительности.

Многие вещи делаются не благодаря, а вопреки. Несмотря на ситуацию, в Киеве проходит множество мероприятий. Что заставило лично Вас поменять свое отношение и перестать унывать?

Сначала мне было грустно от того, что происходит в нашей стране, от этого безумного «ценороста» с помидорами по 860 гривен. Когда я захожу в магазины, хочется сбежать прочь. У украинцев на генетическом уровне заложен страх умереть с голоду, ведь были времена, когда нация пережила и такое, а сравнительно недавно были 90-е. Конечно, нарастает паника. Но есть этапы психологического принятия трудностей: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Перейдя на последнюю стадию, я поняла, что терять нечего. Решила заняться чем-то более полезным, чем вздыхать по поводу ценников, и посмеяться над страхами.

Мы начали общаться с психологами. Они удивлялись, как непрофессионалы додумались до такого терапевтически полезного ивента. Многие из них будут сотрудничать с нами.

Как выбирали место и проведения фестиваля?

Фестиваль состоится 21 марта. Мы долго выбирали место. Нам предложили себя почти все локации города. В итоге выбрали очень крутую площадку – Государственный музей авиации, который, кстати, входит в десятку лучших в мире по версии CNN. До сих пор ходим по ней с открытым ртом и не верим своему счастью: 70 самолетов и вертолетов, 20 гектара площади.

Не боитесь ли Вы феномена «диванной сотни»? Ведь многим людям проще посидеть в Facebook и написать ерунду, чем реально прийти на фестиваль и проявить активность.

Конечно же, это «диванная сотня». Но среди них есть люди, которых я знаю, которые достаточно известны и профессиональны в своем направлении. В них я уверена.

Откуда в людях столько активности? Такого ажиотажа ранее не производил ни один фестиваль.

Во-первых, люди устали сидеть и следить за плохими новостями. Они чувствуют, что это не коммерческое мероприятие, и они являются соучастниками этого безумия. Во-вторых, все фестивали ориентированы на что-то одно: музыку, еду и так далее, а мы постарались учесть древнюю формулу хлеба и зрелищ.

Как Вы представляете себе «жизнь после фестиваля»? Изменится ли что-то глобально в городе, как повлияет на людей?

Мы говорим шуточным языком, но о серьезных вещах вообще-то. Как экономить в путешествиях, перейти на экономичное энергопотребление, иронизируем по поводу своих страхов. Хоть и есть фан, но за ним серьезные и социальные идеи.

На самом деле, результаты видны уже. Люди, которые в самый пик депрессивного состояния прожили вместе с нами онлайн, уже благодарят нас за то, что им стало легче. Мы хотим показать стране, что можно жить и быть счастливыми и без больших денег.

Татьяна Яицкая, фестиваль на дне, фестиваль паники и истерики

Будете ли Вы проводить подобные фестивали в дальнейшем, а-ля «На дне -2»?

Конечно, хочется продолжать, но не хочется делать кальку или «сиквел». Может быть, мы придумаем что-то новое. К концу марта точно поймем, чего хотим мы, чего – общество и будем это реализовывать.

 

Количетво просмотров: 2116