канны, каннский кинофестиваль, 2015, 65

3 фильма Каннского кинофестиваля достойных внимания

Как известно, в этом году Каннский кинофестиваль поменял свое руководство. Это не могло не отразиться на селекции, так что кинокритики в один голос говорят о новой стилистике фестиваля. Действительно, просмотрев фильмы, представленные на 68-м Каннском фестивале, невозможно найти в них что-то общее. Некоторые примечательны художественной ценностью, другие – явно конъюнктурны. Я расскажу о трех совершенно разных фильмах, представленных в трех категориях. Ни один из них не получил приза, но эти картины нельзя оставить незамеченными.

«Безумный Макс: дорога ярости» Джорджа Миллера

«Безумный Макс: дорога ярости» Джорджа Миллера – самый противоречивый фильм из тех, что я увидела в Каннах. Во мне как в зрителе и кинематографисте борются одновременно восторг и ярость. Раздражает шаблонность диалогов и сценария, многие сюжетные линии оборваны или недосказаны. Отчасти это обусловлено тем, что кино – продолжение легендарной трилогии режиссера, и его нужно воспринимать в контексте прошлых частей. Но как бы цинично это не звучало, сюжет в «Безумном Максе» – не главное. По правде, даже сам Макс там не главное. Том Харди от начала и до конца остается недружелюбным отшельником, жестоким циником, хоть с добрыми побуждениями. С таким же успехом эту роль бы сыграл Иван Дорн. Даже Шарлиз Терон в роли императрицы Фуриозы не смогла «растопить» его сердце, что обидно, ведь мы влюбляемся в брутальных героев только тогда, когда они хоть на пару секунд открываются нам.

Но есть в фильме другой персонаж – Накс, или «war boy», которого играл менее известный Николас Холт. Изначально отрицательный герой, который отправляется в погоню за Фуриозой, он переходит на сторону «хороших» и завоевывает полное сопереживание зрителя. В теле жестокого камикадзе, почти что зомби, мы вдруг видим детскую наивность, ребячество и юношеский максимализм в лучших его проявлениях. War boy – именно тот персонаж, который вызовет у вас слезы в конце фильма.

Вся картина – один сплошной экшн, динамика не останавливается ни на минуту. Тем не менее, нужно сразу быть готовым к тому, что вы не поверите ни одному кадру. Не только из-за сверх-ненатуральной цветокоррекции, а потому что даже в жанре фантастики ни один герой не выживет после подобных трюков. От фильма не нужно ждать реалистичности. Просто забудьте о ней и наслаждайтесь удивительными изобретениями декораторов, художников и гримеров, погрузитесь в драйв жанра дизельпанк и прислушайтесь к красивейшим саундтрекам Junkie XL.

«Мадонна» Су-Вон Шин

Одной из картин программы «Особый взгляд» была «Мадонна» режиссера Су-Вон Шин из Южной Кореи. Стильное изображение, загадочная главная героиня, которая устраивается на работу в vip-госпиталь и попадает в центр «закулисной» жизни медиков и богатых пациентов. Через пару дней в больницу привозят женщину в коме по прозвищу Мадонна. Это бездомная на 9 месяце беременности. Сын одного из пациентов, молодой миллионер, поручает главной героине выяснить все о жизни беременной девушки.

История Мадонны поначалу не вызывает ничего кроме жалости: это некрасивая, наивная и слишком добрая женщина, над которой всю жизнь издевались. Только пройдя через все ее страдания, мы можем оценить святость и чистоту несчастной женщины. В какой-то момент медсестра понимает, что интерес богатого клиента к жизни Мадонны вызван отнюдь не добрыми намерениями, и решает спасти ребенка в чреве Мадонны от скальпеля хирургов клиники.

Особенность фильма – то, как быстро он перебрасывает зрителя от вожделения к отвращению. Кино начинается как детектив с элементами восточной эротики на больничных койках, дальше становится по-корейски жесткой драмой об уличных проститутках и в тот момент, когда сопереживание накаляется до предела, и мы начинаем ненавидеть весь мир за его бесчеловечность, режиссер вдруг вставляет в ленту элементы сюрреализма и продолжает общение со зрителем на уровне чистого символизма. Кажется, смена жанров посреди фильма – это то, что сейчас входит в кинематографическую моду.

«Юность» Паоло Соррентино

В рамках основного Каннского конкурса прошла премьера фильма Паоло Соррентино «Юность». О нем особенно тяжело писать. Есть картины, которые хочется анализировать, а есть те, где просто наслаждаешься концентрированной эстетикой, отключив мозг. Все фильмы этого итальянца – медитативное размышление о смысле и красоте жизни. Кино смотрится как исповедь престарелого и умудренного жизненным опытом режиссера, при том что Соррентино всего 44.

Главный герой – известный композитор и дирижер, в гости к которому ходил сам Стравинский – отдыхает в санатории для селебрити вместе со своим старым другом-режиссером и дочерью. Однажды к композитору приходит помощник самой Королевы Елизаветы с просьбой исполнить его произведение на дне рождения принца. Музыкант наотрез отказывается.

Как фильм о композиторе, «Юность» завораживает своей музыкой. В одних эпизодах саундтрек состоит из произведений для струнных и вокала, в других – из «оркестра» мычащих коров. В фильме множество параллельных сюжетных линий, ярких персонажей, которые имеют своих прототипов. Например, один из героев – актер, работающий над ролью Гитлера, до боли напоминал мне Джонни Деппа. Персонажи остаются наедине со своими психологическими проблемами, каждый на своем отрезке дистанции длинною в жизнь. В «Юности» нет экшна, но зато удивительные диалоги звучат как притчи. Залог успеха серьезного философского фильма – комичность. Здесь она добавляет легкости и располагает к героям, иронизирующим над своей немощностью. Перед нами предстают молодые душой старики, которые осознают, что каждый их день может стать последним, поэтому никуда не спешат и наблюдают за окружающей красотой.

Количетво просмотров: 2437